«Весенне-летний фестиваль знаний 2022»

Теоретические аспекты изучения русской философской лирики

Теоретические аспекты изучения русской философской лирики

Олимпиады: Русская литература 5 - 11 классы

Содержимое разработки

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИРИКИ

Рассмотрим  теоретические аспекты исследования философской лирики в отечественном литературоведении: определим содержание понятия «философская лирика», охарактеризуем тематику философской поэзии и роль поэтического слова в философской лирике.

Философская лирика: общее понятие

Философская поэзия является значительным явлением духовной культуры, как отечественной, так и мировой. История философской лирики отмечена великими именами и насчитывает не одно столетие. Однако в литературоведении и в настоящее время продолжаются споры и высказываются различные суждения, о том, какие лирические произведения могут быть включены в философскую лирику. Вопросы о содержании философской поэзии, её границах, особенностях отражения авторского сознания, а также критериях выделения философского лирического произведения являются предметом изучения не только литературоведения, но и философии. Основные проблемы в решении этих вопросов связаны с тем, что философская поэзия «сложилась на пересечении философии и литературы» [Столетов, 2007, с. 18]. И если философия является отраслью научного знания о «наиболее общих законах развития природы, общества и мышления» [Ожегов, Шведова, 1999, с. 328], то лирика представляет собой искусство слова, «родом литературных произведений, выражающих чувства» [там же, с. 852].Философия, являясь наукой, использует научные методы в изучении основ бытия и постижении истины. Лирика как искусство основывается на интуиции поэта, является отражением его мироощущения.

Несмотря на существенные различия, философия и поэзия имеют общую цель: и философия, и лирика «предполагают творческое прозрение высших закономерностей, – отмечает  И. Н. Сиземская, – в одном случае средствами логического анализа, с целью построения определенной системы знаний о мире и месте человека в нем, позволяющих понять и объяснить основы мироздания, в другом случае – средствами образного, предметного мышления, подчиняющегося не логике, а вдохновению, которое никогда не удаляется от конкретной полноты реальности, не подменяет ее упрощенными отвлеченными схемами» [Сиземская, 2007, с. 5].

А. И. Столетов в статье «Философия и поэзия: точки пересечения», посвященной определению сходных характеристик философии и поэзии как двух направлений человеческого мышления и выделяет абстрактность, обобщенность языка, интерес к подробностям, особую роль авторской интерпретации той или иной идеи, концепции. К характерным качествам ученый относит «нацеленность на поиск истины» и «аналитический метод познания истины в философии»; «настроенность на взаимодействие с миром», «интуитивный метод в лирике» [Столетов, 2007, с. 18–22].

На родственность философии и поэзии указывает также В. В. Зеньковский, полагая сходными характеры мышления поэта и философа: «  их взаимная близость не подлежит никакому сомнению, и оттого философские построения, вообще основы миросозерцания, многое определяют в художественном творчестве, а с другой стороны, художественные интуиции почти всегда бывают полны философского содержания» [Зеньковский, 2007, с. 30]. А значит, по мысли ученого, философская поэзия или, иначе говоря, философская лирика является результатом определенного «синтеза» философии с искусством [там же, с. 29].

К этому суждению близко определение, которое дает философской поэзии Л. А. Сугай в статье энциклопедического словаря «Русская философия: Энциклопедия»: «философская поэзия – феномен духовной культуры, сложившийся на пересечении философии и литературы, часто получающий расширительное толкование» [Сугай, 2007, с. 656]. Автор статьи отмечает, что философскими зачастую называют различные поэтические произведения, затрагивающие общие вопросы бытия. Л. А. Сугай справедливо указывает на то, что широта и расплывчатость толкования позволяет определить практически любое поэтическое произведение как философское, поскольку практически в любом значительном произведении крупного автора можно выявить мысли поэта о природе, жизни и смерти, развитии общества или человека [там же].

Свобода интерпретации лирического, как впрочем и вообще литературного, произведения объясняется спецификой образного мышления творческой личности и художественного выражения идеи: «Возможность широкого истолкования идейного содержания того или иного художественного произведения вызвана особенностями проявления этого содержания. Образное воплощение идеи не может быть таким точным, как научное. Это и дает возможность свободного прочтения идеи произведения» [Основы литературоведения, 2003, с. 28].

Расплывчатость и неоднозначность толкования понятия «философская лирика» в отечественном литературоведении породила многочисленные его интерпретации. Некоторые литературоведы определяют как философскую лирику поэтические произведения, написанные на ту или иную философскую тему, отражающие ту или иную философскую доктрину. Другие исследователи видят реализацию философской поэзии в произведениях, посвященных «вечным» темам: любви, жизни природы, души человеческой и т.д. Многие критики пользуются определением «философская лирика», для того чтобы охарактеризовать масштабность и глубину поэтических произведений.

Р. С. Спивак, автор монографии, посвященной изучению философской лирики в типологическом аспекте, полагает, что различия в определении философской лирики во многом связаны с «недостатком теоретических исследований, которые содержали бы типологический анализ философской лирики как художественно - специфического явления и рассматривали понятие «философская лирика» в ряду понятий, используемых в науке для описания литературного процесса» [Спивак, 1985, с. 4].

В работах, посвященных изучению философской лирики, существующих на настоящий момент, выделяются два подхода – исторический и типологический.

Сторонники исторического подхода к изучению философской поэзии рассматривают её становление и развитие как процесс проникновения определенных философских идей и концепций в лирику того или иного поэта. Так, например, Е. А. Маймин, опираясь на анализ философской лирики поэтов XIX века, выделяет следующие характерные особенности философской поэзии: «обобщенность мысли и выводов», «размышления о судьбе человека вообще», «установку на философскую мысль». Исследователь высказывает мысль о характерном отличии поэтического сознания от философского, то есть научного мышления: « Когда это делается языком настоящей поэзии, – уточнял Е. А. Маймин,– это выглядит не следом влияния, а открытием нового: открытие художественное и открытие в поэзии мысли. Так как мысль, высказанная поэтически, никогда не может быть равноценной тому, чем она может быть вне законченного лирического целого» [Маймин, 1973, с. 184].

Л. Я. Гинзбург в книге «О лирике», характеризуя развитие философской лирики в творчестве поэтов-любомудров, выдвигает мысль о новом опыте поэтического словоупотребления, при котором слово помещается в дополнительный семантический контекст, определенный романтической философией Ф. Шеллинга. Поэтам-любомудрам необходимо было выстроить художественную систему, основанную на новом понимании действительности; при этом любые слова становились проводниками явлений разнообразного мира, получали статус новых поэтических слов [Гинзбург, 1974, с. 68]. Исследователь выстраивает художественную систему философской поэзии, опираясь на понятия авторского образа, философской темы, особой подачи лирического сюжета. Однако главную роль в поэтической системе любомудров Л. Я. Гинзбург отводит поэтическому словарю, полагая основным принципом этой поэзии – «семантическое преобразование лексического материала» [Гинзбург, 1974, с. 56].

Л. А. Сугай, отталкиваясь от теоретических предпосылок, изложенных последователями исторического подхода к изучению философской лирики, отмечает, что влияние философской теории на создание поэтического произведения имеет сложный характер и поэта нельзя считать лишь интерпретатором той или иной философской концепции: «В конечном итоге мератворческой свободы лирика-интерпретатора философских концепций зависит от его художественной индивидуальности. Мысль, отражающая какую-либо философскую идею, становится мыслью художника слова, и она не может существовать вне художественного воплощения, вне образно-символической ткани стиха. Философская лирика не рождает новых теорий — все ее изыскания и открытия лежат в области искусства» [Сугай, 2007, с. 657]. Исследователь определяет философскую лирику не как зависимое от развития философии явление духовной культуры, а как самостоятельную, «тождественную теории философской мысли форму постижения смысла и сути бытия и человека» [там же].

В работах Р. С. Спивак обозначен типологический, системный подход в анализе философской лирики. Ученый рассматривает философскую поэзию как особое художественное явление, метажанр лирики, полагая, что «ведущий критерий философской лирики следует искать в структуре поэтического произведения, а не в идее художника, и в иных, более глубоких пластах структуры, нежели чем в плоскости поэтического языка» [Спивак, 1985, с. 5]. Р. С. Спивак рассматривает как структурообразующий принцип философской лирики – «предмет творческого изображения, в качестве такого объекта выступают родовые особенности человеческого сознания» [там же, с. 6]. Предметом художественного изображения, по её мысли, обусловлены особенности философской лирики как метажанра и на других уровнях структуры поэтического произведения: способ воплощения авторского сознания, построение сюжета, отражение времени или пространства, способ изображения художественных образов» [там же, с. 8 - 22].

А. И. Столетов, анализируя идеи типологического подхода, выдвинутые Р. С. Спивак, высказывает предположение, что философская поэзия не может быть ограничена жанровыми рамками, поскольку она является системой взглядов поэта на мир, общество, человека, то она не может быть ограничена жанровыми рамками. Ученый не отвергает идеи исследователей философской поэзии как с позиций типологического, так и исторического подхода. Он отмечает как основную черту философской лирики  «вчитывание в запредельное, в то, что невозможно выразить, присутствие в лирическом произведении метафизического переживания» [Столетов, 2007, с. 22]. А. И. Столетов полагает, что верное понимание философской лирики лежит на пересечении исторического и типологического подходов и дает собственное толкование термина следующим образом: «философская лирика – способ взаимосвязи с миром на поэтическом уровне, а не утверждение философских идей посредством искусства. Исследователь имеет в виду взаимодействие с окружающей реальностью, а не его познание, поскольку философская поэзия как искусство полноценна и не ориентирована на познание истины в сравнении с философией» [там же].

Н. Г. Юрина предлагает понимать философскую лирику как поэзию мысли, «где каждая поэтическая миниатюра обретает завершенность и глубокую содержательность благодаря самостоятельности и уникальности индивидуальной философской системы, единому пониманию мира и роли в нём природы, человека, общества и творца. Философская лирика появляется благодаря не столько философскому содержанию, сколько с помощью особой установки в сознании поэта, направляющей характер его творческих поисков, настроения» [Юрина, 2017, с. 253-254]

Суммируя существующие толкования термина «философская лирика», можно определить узкое и широкое значение. В первом случае философскую лирику трактуют как поэзию, несущую те или иные философские взгляды, раскрывающую какую-либо философскую систему. В этом смысле к философской можно отнести лирику поэтов-философов: Е. Баратынского, Д. Веневитинова, Ф. Тютчева, В. Соловьева, К. Случевского, Д. Мережковского и др.

В широком понимании философской лирикой называют «тематическую группу поэтических произведений, раскрывающих метафизические вопросы жизни и смерти, поиска разумного основания человеческого существования, понимания человеком Бога, постижения природы мироздания, исторического развития человеческой цивилизации к обозначенной Всевышним цели » [Юрина, 2017, с. 251]. В этом значении можно выделить философскую лирику в творчестве А. Пушкина, М. Лермонтова, И. Бунина, А. Блока, И. Анненского, С. Есенина и др. «Очевидно, если раздвигать границы философской поэзии с учётом такого её понимания, – справедливо отмечает Н. Г. Юрина, – то, сообразность индивидуальными характеристиками, тематическими пристрастиями, вкрапления философского плана в лирике любого из художников слова получат свои черты, а их модификации будут увеличиваться до бесконечности» [там же].

В связи с этим, на наш взгляд, правильным было бы определить критерии выделения философского лирического произведения, чтобы ограничить и конкретизировать предмет исследования.

О. В. Попова в статье, посвященной анализу критериев определения философской лирики указывает следующие основания для включения в философскую поэзию того или иного лирического произведения: тема стихотворения должна быть обусловлена философскими или этическими проблемами, то есть тема стихотворения должна носить универсальный характер; степень осмысления философского вопроса, поднимаемого в стихотворении, должна быть важной для многих читателей, а не сводиться к интересам личности творца; специфика отражения философской мысли, ее передача специфическим языком поэзии, а не логичным языком науки; способность философского стихотворения взволновать воображение читателя, а также воспитывать его душу, наполнять ум идеями о непреходящих ценностях, об идеале человека [Попова, 2008, с. 106-107].

М. А. Глушкова как характерные особенности философской поэзии выделяет:  философскую тему, которая «связана с той или иной философской идеей, которая выражает поиск собственной темы поэтом»; «философскую точку зрения на тои или иной предмет поэтического сознания, демонстрирующуюся в структуре лирического произведения через субъектную организацию»; «определенную композицию (двухчастную или трехчастную), которой требуют для своего воплощения и развития в поэтическом произведении мысль и образ философского характера» [Глушкова, 2010, с. 10].

Н. Г. Юрина включает в специфические характеристики философской поэзии следующие: философскую идею; дидактичность и монументальность поэтической философской мысли; «сопоставимость героя стихотворения с человечеством»; абстрактный психологизм; масштабность поэтических размышлений; а также взаимообусловленность тематики и «жанрового диапазона» [Юрина, 2017, с. 254].

Обобщая наблюдения исследователей, выделим характерные критерии определения философского лирического произведения, отвечающие широкому пониманию философской лирики: 1) связь темы поэтического произведения с философскими и этическими проблемами; 2) обусловленность художественного мышления поэта некоей философской концепцией; 3) отражение философской мысли в особом поэтическом словаре.

Итак, в изучении философской поэзии в отечественном литературоведении сформировались два подхода – системный, направленный на исследование философской лирики как специфического художественного явления, и исторический, исследующий философскую поэзию в её историческом развитии и во взаимосвязи с конкретными философскими концепциями. Исследователи последних лет предпринимают необходимые попытки объединить данные подходы, чтобы достичь наиболее точного понимания философской лирики как специфического способа взаимоотношений поэта с миром, особого склада творческого мышления.

Философскую поэзию можно рассматривать в двух значениях. В узком значении философская поэзия включает в себя поэтические произведения, воплощающие определенную философскую систему. В общем смысле к философской лирике относится ряд произведений в творчестве того или иного поэта, отражающие характерную тематику: темы жизни и смерти, смысла бытия, жизни природы, эволюции человеческой цивилизации и прочие.

Получите свидетельство о публикации сразу после загрузки работы



Получите бесплатно свидетельство о публикации сразу после добавления разработки


Олимпиады «Весенне-летний фестиваль знаний 2022»

Комплекты учителю



Качественные видеоуроки, тесты и практикумы для вашей удобной работы

Подробнее

Вебинары для учителей



Бесплатное участие и возможность получить свидетельство об участии в вебинаре.


Подробнее