Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин (1605 — 1680) — дипломат, боярин, воевода. Руководил внешней политикой в 1667-1671 годы, Посольским и другими приказами. Подписал договор о союзе с Курляндией (1656), Валиесарский договор (1658), заключил Андрусовское перемирие с Речью Посполитой (1667) в царствование Алексея Михайловича.

Олимпиады: Физическая культура 1 - 11 классы

Содержимое разработки

Ордин-Нащокин Афанасий Леонтьевич

В XVII веке в развитии русской экономической мысли начинается новая стадия. Отечественные мыслители начали более ясно понимать необходимость ликвидации отставания России от более развитых стран. Решающую роль в преобразованиях они отводят государству.

Среди представителей русской мысли этого периода особое место занимает А. Л. Ордин-Нащокин. Он не оставил после себя специальных работ, но его высказывания по различным вопросам в письмах и донесениях к царю, составленные проекты законов позволяют судить о его воззрениях.

Ордин-Нащокин происходил из семьи небогатого псковского помещика, но получил хорошее образование, знал латинский, немецкий языки, математику. На государственной службе сделал удачную карьеру дипломата, за что был произведен в бояре. Также был способным полководцем и хорошо знал военное дело, некоторое время служил воеводой в Пскове, где провел реформу военного управления. Служил до старости, но в отставку ушел из-за разногласий с правительством по вопросам внешней политики.

Ордин-Нащокин являлся сторонником абсолютной монархии. Борьба за создание централизованного сильного государства была главной целью его жизни. Для процветания государства, по его мнению, была необходима поддержка не только дворян, но и купечества. Во время своего правления в Пскове он сделал все, чтобы оградить местное купечество от произвола властей. В предложениях по организации государственной деятельности Ордин-Нащокин исходил из того, что народное хозяйство страны представляет собой единое целое, и его отрасли находятся в тесной взаимосвязи. Это отличает его от предшественников. Более широкими являются также его взгляды на экономическую роль государства и народнохозяйственные задачи. Правительство в то время рассматривало народное хозяйство лишь как источник пополнения казны. Ордин-Нащокин считал такой подход узким. Чтобы успешно бороться с западными странами и помешать им захватить внутренний рынок России, необходимо преодолеть экономическую отсталость страны. Основная задача при этом - развитие производительных сил России. Он намечал целую систему мер во всех отраслях хозяйства. Государство должно вести активную политику в хозяйственной сфере, но в то же время не стеснять личную инициативу. Ордин-Нащокин первым из русских экономистов поставил вопрос о развитии частой инициативы и предпринимательства.

Выражением взглядов Ордын-Нащокин стал подготовленный им Новоторговый устав (1667 г.), в котором сформулированы основные принципы успешной торговой политики. Также о его взглядах по этому вопросу можно судить по реформам, проведенным в Пскове.

Торговля является одним из важнейших источников доходов государства и одним из способов увеличения народного благосостояния. Ордин-Нащокин выступал за свободную торговлю, но не в смысле невмешательства государства, а в смысле предоставления привилегий некоторым категориям торговцев (иностранцам, монастыри и т.п.). Ордин-Нащокин считал необходимым проведение решительных мер, отменяющих подобные привилегии, чтобы установить в результате частную, конкурентную торговлю.

Псков был одним из пограничных городов, поэтому там налицо были все минусы внешней политики. Заключались они в том, что наши купцы в то время не имели еще достаточных капиталов, чтобы противостоять иностранцам, которые, в свою очередь, беспрепятственно скупали отечественные товары в любое время и, кроме того, беспошлинно ввозили свои товары. Российские купцы были только агентами у иностранных, скупая для них на выданные деньги товары. В псковской реформе Ордин-Нащокина мероприятия, направленные против попыток иностранцев подчинить российский внутренний рынок, занимали центральное место. Во-первых, были ограничены сроки покупки иностранцами русских товаров, разрешалось это делать только на ярмарках два раза в год. За невыполнение предусматривалось наказание. Во-вторых, запрещалось давать деньги русским купцам на покупку товаров в промежутках между ярмарками. Запрещалось даже жить в торговых домах в это время. В третьих, во время ярмарок запрещалось торговать с приезжими купцами, разрешалось только с псковскими. В-четвертых, ввоз товаров иностранцами во время ярмарок был беспошлинный, а в остальное время пошлины платились.

Ордин-Нащокин считал, что слабость русской торговли кроется в недостатке капитала и наличии нездоровой конкуренции между самими русскими купцами, их неумении организоваться в борьбе против иностранцев. Он предполагал объединить торговых людей и устранить борьбу между ними путем создания торговых компаний на комиссионных началах. По его проекту, мелкие и средние купцы, не имеющие достаточного капитала, прикреплялись к крупным купцам, становясь по существу их агентами и получая за это часть прибыли.

На отечественные товары надо, по мнению Ордин-Нащокина, назначать единую "уставную" цену, чтобы помешать иностранцам скупать товары по низкой цене. Эту цену должны были определять выборные посадские люди. Но нельзя рассматривать эти меры как меры по установлению замкнутости России. Ордин-Нащокин считал нужным привлекать торговый капитал иностранцев, но только на выгодных для России условиях. Новоторговый устав, в котором взгляды Ордин-Нащокина получили дальнейшее развитие, предусматривал еще более жесткие меры по борьбе с иностранным торговым капиталом. Устанавливалось строгое территориальное ограничение торговли. Она могла вестись только в приграничных городах. Запрещалась торговля с купцами, приехавшими из других городов. За нарушение этого правила грозила конфискация имущества. Между собой иностранцам запрещалась беспошлинная торговля. Иностранцам запрещалась и розничная торговля. Кроме того, был увеличен размер пошлины на ввозимые товары, причем дифференцированно. Самыми большими пошлины были на вино, сахар и предметы роскоши. Предусматривались также меры по поощрению русских купцов. Им разрешалось торговать с иностранцами свободно во всех пограничных городах, а на деньги, вырученные у иностранных купцов от продажи своих товаров, беспошлинно покупать товары иностранцев. В других случаях покупка иностранных товаров облагалась пошлиной. Предусматривалась также замена многочисленных мелких налогов на ввозимый товар единой пошлиной в размере десяти процентов. В условиях того времени такая политика была прогрессивной, потому что она способствовала накоплению национального богатства. Это была явно политика меркантилизма.

Ордин-Нащокин уделял большое внимание укреплению финансов страны и сделал первую в России попытку организации кредита. Меры торговой политики были направлены на обеспечение активного денежного баланса. Например, предусматривалась оплата иностранцами товаров, купленных у русских купцов, обязательно на 1/3 ефимками (остальное - золотом)- иохамсталлерами, немецкими крупными серебряными монетами, от перечеканки которых казна имела большие доходы. Предлагались меры, препятствующие вывозу драгоценных металлов из России.

Политика Ордин-Нащокина сходна с монетарной системой - ранним этапом меркантилизма в западноевропейских странах. В России же проведение этой политики диктовалось ростом недостатка денег в связи с расширившимся товарным обращением.

Ордин-Нащокин предпринял также попытку создать купеческий кредит. Он предполагал, что в торговых компаниях будут созданы "земские избы", из которых бы кредитовались мелкие и средние купцы, но это не имело успеха, так как было совершенно невыгодно крупным купцам.

Что отличает Ордин-Нащокина от западных меркантилистов, так это его политика в неторговых отраслях. Он отстаивал необходимость развития не только экспортных отраслей промышленности, но и отраслей, работающих на внутренние нужды страны. Главную причину задержки развития русской промышленности он видел в недостатках системы государственного управления и чрезмерном стеснении предпринимательской активности. Он считал необходимым оказывать государственную помощь предпринимательству, но в то же время предоставлять свободу и инициативе. В 1662 году крупные металлургические заводы, принадлежащие датчанину Марселису, были взяты в казну, где быстро пришли в упадок. Ордин-Нащокин добился, чтобы они были возвращены прежнему владельцу, на предприимчивость которого он правильно рассчитывал. Определяющим в экономической политике, предложенной Ордын-Нащокиным, было стремление к ликвидации экономической и культурной отсталости России, борьба против засилья иностранного торгового капитала, за укрепление отечественного торгового капитала и промышленности.



Внимательное наблюдение за иноземными порядками и привычка сравнивать их с отечественными сделали его ревностным поклонником Западной Европы и жестоким критиком отечественного быта. Он первый провозгласил, что "доброму не стыдно навыкать и со стороны, у чужих, даже у своих врагов". После него остался ряд бумаг, служебных донесений, записок или докладов царю по разным политическим вопросам. Это очень любопытные документы для характеристики как самого Ордина-Нащокина, так и преобразовательного движения его времени. Недаром даже враги признавали, что Афанасий умел "слагательно" писать. У него было и другое, еще более редкое, качество - тонкий, цепкий и ёмкий ум, умевший быстро схватывать данное положение и комбинировать по-своему условия минуты. Нащокин был одним из редких дипломатов, обладающих дипломатической совестливостью - качеством, с которым и тогда неохотно мирилась дипломатия. Он ничего не хотел делать без правды: "Лучше воистину принять злому животу моему конец и вовеки свободну быть, нежели противно правды делати".

Современники отмечали: "Это был смелый, самоуверенный человек, знавший себе цену, но при этом заботливый и доброжелательный к управляемым, с деятельным и деловым умом; во всем и прежде всего он имел в виду государственный интерес, общее благо. Он не успокаивался на рутине, всюду зорко подмечал недостатки существующего порядка, верно соображал средства для их устранения, чутко угадывал задачи, стоявшие на очереди. Обладая сильным практическим смыслом, он не ставил далеких целей, слишком широких задач. Умея найтись в разнообразных сферах деятельности, он старается устроить всякое дело, пользуясь наличными средствами".

Во время русско-шведской войны 1656-1658 годов он был друйским воеводой, показал себя талантливым полководцем и дипломатом. Участвовал в походе на Динабург, в штурме Витебска, самолично руководил штурмом Дриссы. Одновременно заключил договор с курляндским герцогом Иаковом, признавшим покровительство России. В 1658 году пожалован в думные дворяне и назначен шацким наместником. Царь хвалит его за то, что "он алчных кормит, жаждущих поит, нагих одевает, до ратных людей ласков, а ворам не спускает".

Ордин-Нащокин на личном опыте убедился, что в армии нужно проводить коренные реформы, чтобы повысить ее боеспособность. Он предложил ввести рекрутские наборы, увеличить стрелецкое войско, резко сократить малоспособную дворянскую конницу за счет создания новых конных и пеших полков. Тогда эти мероприятия были прогрессивными. Современники отмечали: "Ордин-Нащокин вечно на все ропщет, всем недоволен: правительственными учреждениями и приказными обычаями, военным устройством, нравами и понятиями общества. Его симпатии и антипатии, мало разделяемые другими, создавали ему неловкое, двусмысленное положение в московском обществе".

В 1658 году при активной роли Ордина-Нащокина было заключено перемирие со Швецией. За Россией сохранялись многие земли в Ливонии. В 1665-1667 годах он служил воеводой в Пскове. Стремился развивать промыслы, наладить производство селитры и солеварение. Об этом сохранилась переписка окольничего Ордина-Нащокина с царем. Он провел также ряд реформ городского управления, ввел элементы выборности. "Крепкое устроение градцкое во Пскове, - писал он, - необходимо для того, чтобы и внутренние обиды минули". Всем еще было памятно восстание городской бедноты под руководством Гаврилы Демидова в 1650 году. Как только Афанасий Лаврентьевич принял воеводские дела, то сразу же приблизил к себе наиболее энергичных людей, написал так называемые три "памяти", датированные 24 марта, 3 и 7 апреля 1665 года, и передал их для обсуждения в земскую избу. "Памяти" эти и составили "17 статей" псковской реформы, принятой горожанами в августе.

В то же время воевода участвовал в переговорах с Речью Посполитой. Переговоры проходили успешно. Афанасий Лаврентьевич был искусным дипломатом, умел пойти на некоторые уступки, чтобы добиться успеха в главном. Заключение Андрусовского мира в 1667 году явилось несомненным достижением русской дипломатии. После этого Ордина-Нащокина пожаловали званием ближнего боярина и дворецкого. Он получил в управление Посольский приказ с титулом "царственные большие печати и государственных великих посольских дел сберегатель", то есть стал канцлером Московского государства. Позже ему были вверены также Смоленский разряд, Малороссийский приказ, чети Новгородская, Галицкая и Владимирская и некоторые другие отдельные управления.

В период руководства Посольским приказом Ордин-Нащокин значительно активизировал внешнюю политику России. Он выступал сторонником союза с Речью Посполитой для борьбы со Швецией за выход к Балтийскому морю и для отражения турецкой агрессии. Вдумчивый и находчивый, он иногда выводил из терпения иноземных дипломатов, с которыми вел переговоры, и они ему же пеняли за трудность иметь с ним дело: не пропустит ни малейшего промаха, никакой непоследовательности в дипломатической диалектике. Сейчас подденет и поставит в тупик оплошного или близорукого противника, отравит ему чистые намерения, самим же им внушенные, за что однажды пеняли ему польские комиссары, с ним переговаривавшиеся.

Многими талантами обладал Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. Он глубоко интересовался экономикой страны, способствовал развитию промышленности. Немало сделал по развитию внешней торговли. Создавал торговые компании, устраивал торговые дворы. Организовал металлообрабатывающую, кожевенную, бумажную и стеклодувную мануфактуры. При нем в России усилилась торговля шелком. Взгляды Ордина-Нащокина на торговлю нашли свое отражение в Новоторговом уставе, который он разработал в 1667 году. Устав всячески поощрял развитие торговли.

Заботами канцлера были созданы судоверфи на Западной Двине и на Оке, в селе Дединове. Он всегда был уверен в необходимости страны иметь выход к морю, которое бороздили бы суда русского флота. Главный дипломат Московского государства интересовался и садоводством. И не просто интересовался, а немало сделал, чтобы улучшать и распространять его по стране. "На государственные дела, - писал он, - подобает мысленные очеса устремлять беспорочным и избранным людям к расширению государства со всех сторон, а это есть дело одного Посольского приказа".

С именем Ордина-Нащокина связано и учреждение в 1666 году международной почты. Установилась почтовая связь с Польшей и Курляндией. Из Москвы в Вильнюс и Ригу и обратно стала регулярно доставляться корреспонденция. Причем торговый маршрут на Ригу проходил через Псков. В 1669 году вместо ямской гоньбы наладилась более надежная почтовая связь Москвы с Киевом, а затем с Архангельском и Сибирью.

При Ордине-Нащокине улучшилась информация о европейских делах. Все более или менее заметные события становились известными Посольскому приказу в Москве из "вестовых писем" и иностранных газет. По почтовой связи русское правительство получало из-за границы более сорока газет на немецком, голландском, французском, польском, шведском и итальянском языках. На основе сведений, полученных из газет и "вестовых писем", составлялись "куранты" - первые русские рукописные газеты. "Куранты" писались на нескольких склеенных листах бумаги, иногда длиною в несколько метров.

Современники отмечали, что Ордин-Нащокин был тверд в своих убеждениях, постоянно деятелен и совершенно неподкупен, вел постоянную борьбу с канцелярской рутиной и противниками-боярами, которым не по нутру были нововведения. Один его современник, поляк, отмечал, что заключение Андрусовского мира "воздвигает Нащокину благороднейший памятник в сердцах потомков".

Если внимательно вдуматься в суть реформ, которые проводил глава Посольского приказа в различных областях русской жизни, и оценить его постоянное стремление вывести страну из отсталости, твердо укрепиться на берегах Балтийского моря, то станет ясно, что его деятельность во многом предвосхитила реформы Петра I.

Но у самого Нащокина было много недоброжелателей. "Думным людям никому не надобен я, не надобны такие великие государственные дела... У таких дел пристойно быть из ближних бояр: и роды великие, и друзей много, во всем пространный смысл иметь и жить умеют; отдаю тебе, великому государю, мое крестное целование, за собою держать не смею по недостатку умишка моего".

Последние восемь лет жизни Афанасий Лаврентьевич провел под Псковом, в Крыпецком монастыре. В 1672 году он постригся в монахи и получил монашеское имя Антоний. Только однажды, за год до смерти, к нему в монастырь прибыли гонцы от царя с просьбой принять участие в переговорах с поляками. Пришлось отцу Антонию сменить монашеское одеяние на золототканый камзол дипломата и снова стать Афанасием Лаврентьевичем Ординым-Нащокиным. Выполнив царское поручение, он вернулся обратно в монастырь, где и умер в 1680 году.

Получите свидетельство о публикации сразу после загрузки работы



Получите бесплатно свидетельство о публикации сразу после добавления разработки


Комплекты учителю



Качественные видеоуроки, тесты и практикумы для вашей удобной работы


Подробнее

Вебинары для учителей



Бесплатное участие и возможность получить свидетельство об участии в вебинаре.


Подробнее